andvaryfury (andvaryfury) wrote,
andvaryfury
andvaryfury

Categories:

Пираты Кошерного Моря

Шолом шаббат, уважаемые хаверы и хаверимки. В эфире наша и Ваша рыдакция, тема эфира - разоблачение очередного подлога. На сей раз речь о литре литературе, а точнее - о бессмертном творении "Пираты Кошерного моря", которое изваял из словов и буквей великий пейсатель Рэбе Лейба Стивензонд. А нехорошие люди украли у него (несомненно, под пытками) рукопейсь и переделали сей шыдевр на свой гойский лад. Крадуны исказили имя автора, изменили название на "Остров Сокровищ" и бейцсовестно переврали сюжет. Но сегодня рыдакция предлагает Вам (незадорого) ознакомиться с несколькими страницами из оригинала, обнаруженного отважными искателями правды в секретных архивах. И Вы наверняка догадываетесь, каких именно ...

                                                                                         Эпиграф : "Кто-то был должен слепому Цви, кто-то - Бене Бонцу, а мине был должен сам Флинтман!"

Место действия - где-то далеко. Время действия - когда-то давно. Цена действия - договорная.

Синие океанские волны вспенивает своим выдающимся носом корвет "Плавучий Евреец", гроза кошерных морей. Бодро крякают пролетающие по небу чайки, весело стрекочут сопровождающие корабль дельфины, глухо постукивают костяшками счёты в бухгалтерии капитанской каюте. В которую бесцеремонно вваливается юнга Фима Хойкинд.

Юнга Фима Хойкинд, развязно : - Наше вам с кисточкой, мосье капитан. Имею сказать до вас пару важных слов. Не, ну если у вас нема более интересных занятиев, конечно.

Листающий гроссбух и щёлкающий счётами капитан недовольно смотрит на подчинённого, делая страшные глаза на умном лице. Он представительный мущщинка настоящий морской волк, с суровым взглядом, пышными пейсами и засаленной ермолкой треуголкой. Это легендарный Йося Флинтман, капитан и по совместительству главбух "Плавучего Еврейца".

Капитан Йося Флинтман, недовольно : - Фима, если твои слова такие важные, как в прошлый раз, то лучше сразу иди кинься головой у набежавшую волну. Капитан тебе шо, фраер с Привоза, шоб слушать байки за умирающую в седьмой раз тётю Песю, к которой тебя срочно нужно отпустить на побывку у первом же порту?

Юнга Фима Хойкинд, обиженно : -  Мосье капитан, я вас сильно уважаю, хотя уже и забыл за шо, но у вас каменюка заместо сердца. Я шо, виноватый у том, шо у бедной тёти Песи слабое здоровье и расшатанные нервы?

Капитан Йося Флинтман, раздражённо : - Шо неудивительно, когда у пожилой женщины в племянниках такие наглые шлемазлы. Говори уже своих важных слов, или я за нас с тобой не отвечаю!

Юнга Фима Хойкинд :  - Вы таки будете смеяться, но парус на горизонте. И если хочете знать за моё мнение, то давайте на секундочку вспомним, шо мы - пираты и гроза морей, а не баржА с босотой.

Капитан Йося Флинтман : - Фима, не надо делать мне нервы, их и так есть кому портить. И не надо мине учить двум вещам : как сводить дебет с кредитом, и как рулить этой шаландой! Иди лучше свистай всех наверх, будем поглядеть на твой парус ...

Юный бороздун морей, бурча под нос "Как свистануть всех наверх - так Фима, а как ром трескать - так иди в жопу, юнга ...", выходит на палубу и трижды дует в боцманский свисток, выигранный им накануне у боцмана в карты. Что характерно, первым на звук морского инстрУмента является его предыдущий владелец. Это боцман Изя Хенц, страшный пират и ещё более страшный сквернослов.

Боцман Изя Хенц, с болью в голосе : - Вот как ты дудишь, поц, сто якорей мне в тухес! Ты же из приличной семьи с пианиной, а на трёх нотах фальшивишь пять разов! Да если бы Иисус Навин так же дудел у свою трубу, то попадали бы не стены Иерихона, а вороны с неба! Тебя, шлемазла, кто так учил фа-диез делать? Это же не фа-диез, а позор какой-то!

Вторым на звуки гевальта приходит ещё один страшный пират. Это собутыльник боцмана, штурман Беня Бонц. Который, к слову, тоже любит карты ... как игральные, так и чужие, про клады и сокровища.

Штурман Беня Бонц, вежливо : - Оно, конечно, большой пардон, шо вмешиваюсь до вашего диалога, но хотелось бы знать, по какому поводу поднят шухер. Напоминаю, у мине крайне слабое здоровье в плане нервной психики, так шо не говорите, шо нам снова сели на хвост лягавые. Если мой папеле узнает, шо его сЫночка откупался два разы за неделю, то он перепишет завещание на маленького Додика, чего моё любящее сердце точно не выдержит.

С интересом прислушивающиеся к беседе матросы подтягиваются поближе - им тоже интересно, зачем шум и почём гевальт.

Юнга Фима Хойкинд, многозначительно подмигивая :  - Я себе знаю, а вы себе думайте, шо хочете. У концах концов, я вам шо, бесплатная служба новостей? Если вам таки в самом деле интересно, то примените ко мне материальное поощрение у круглом виде и золотом цвете.

Пока в экипаже любопытство борется со скупостью (которая уверенно побеждает по очкам), на палубе появляется ещё одно действующее лицо - квартирмейстер команды и самый-самый страшный пират, легендарный Хаим Зильбер по прозвищу "Форшмак". По слухам, на пиратскую работу он перешёл прямиком из налоговой, где при звуках его имени с фамилией до сих пор крестятся даже цадики. Поговаривают, что даже в Эрец-Израэле Зильбера выслали за черту оседлости, поэтому пираты его откровенно бздят побаиваются. Он передвигается при помощи костыля, хотя ног у него две - ушлый квартирмейстер таким макаром получает надбавку за инвалидность. Кроме того, костылём очень удобно лупить нерадивых матросов и помешивать суп в котле - ушлый Зильбер ещё и халтурит на пол-ставки корабельным коком. Органично дополняет картину попугай, сидящий у него на плече и требовательным тоном выкрикивающий "Шекели! Шекели! Шекели!".

Хаим Зильбер, с лёгкой угрозой в голосе : - Слушай мине сюда, наглый босяк, покуда у тибе для этого есть сразу двое ухов. Когда ты задудел у свою дудку, я делал фалафели по рецепту бабушки Фиры, и если они подгорят зазря, то или я тебя развешу на грот-мачте рядом с портянками, или одно из двух.

Боцман Изя Хенц, согласно кивая : - Хаим говорит мало, но он говорит смачно, бушприт мне в корму. И я бы подписался под каждым евойным словом, если бы не разучился писать ещё у младенчестве. Бегом говори, шлемазл, зачем дудел в чужую вещь, сто гоев мне в кибуц!

В этот момент на палубу выходит капитан, с подзорной трубой в  руке и с гроссбухом подмышкой.

Капитан Йося Флинтман, обводя экипаж вразносторонним взглядом : - Ша, господа пираты! А ну все хором понизили тональность до одной октавы! Ваш капитан будет посмотреть у подзорную трубу, так шо сделайте приличную тишину и хорошую видимость.

Неоторое время предводитель морских волков разглядывает горизонт через оптический прибамбас, после чего прячет его в карман и делает в гроссбухе следующую запись : "Внимательно смотрел в трубу, портил себе диоптрии. 50 шекелей за износ здоровья ".

Боцман Изя Хенц, заинтригованно : - Ну шо там, шо там? Капитан, сто хасидов мне в кнессет, та хватит уже перенапрягать интригу, мы же не в тайском заведении мадам Циперович!

Капитан Йося Флинтман : - Шо, шо ... парус там на горизонте! А шо ты ожидал увидеть у открытом водоёме, могилу цадика Нахмана?

Матросы перестают обмениваться последними корабельными сплетнями и придвигаются ещё ближе. Даже парочка интендантов, открывшая на корме обменный пункт, вешает на мачту табличку "Переучёт" и присоединяется к всеобщему любопытству.

Хаим Зильбер, веско и со значением : - Парус - это интересно. Возможно, даже в финансовом плане. Если кому-то наверняка интересно за моё авторитетное мнение, то таки надо шо-то по этому поводу решать.

Капитан Йося Флинтман, раздражённо : - Хаим, не делай мине беременную голову! Оно и Юнгу юнге понятно, шо надо шо-то делать, и делать по уму. И по этому ... как его ... по уставу. ШтурмАн, шо там об таких случаев говорит наш устав?

Откашлявшись и вставив монокль по месту назначения, штурман Беня Бонц достаёт из внутреннего кармана лапсердака сложенный вдвое лист пергамента. Или папируса - у штурмана не то образование, чтобы их различать.

Штурман Беня Бонц, торжественно и с выражением : - Устав гласит, шо правильный жельтмен удачи должен :
1. Не отвечать вопросом на вопрос
2. Не давать советы старшему по званию
3. Не называть старшего по званию поцом при гоях и посторонних
4. Не вступать в коммерческие отношения с противником
5. Не упускать потенциальный гешефт из виду

Капитан Йося Флинтман, почёсывая плешь : - Ну вот. У таком разе, согласно пункту за нумером пять, объявляю абордаж. Аванс за будущие трофеи мы уже взяли, причём сразу у трёх портах, так шо - у бой, мои храбрецы!

Толпа матросов жидеет на глазах (хотя, казалось бы, куда уж дальше) - кто-то начинает усиленно штудировать Тору, кто-то бинтует конечности и достаёт справки из медпункта, самые опытные громко шепчут, шо абордаж в шаббат - грех и треф. Короче говоря, никакого энтузиазма новость у экипажа не вызывает.

Капитан Йося Флинтман : - А ну не разбегаться, как хасиды по Умани! БоцмАн, свистать "Семь-сорок" в ля-мажоре! ШтурмАн, поднять "Весёлого Ротшильда"! Квартирмейстер, набрать абордажную команду!

Боцман Изя Хенц после продолжительных торгов выкупает у Фимы Хойкинда свой свисток и виртуозно исполняет боевой пиратский гимн. Штурман Беня Бонц поднимает знаменитого "Весёлого Ротшильда" - чёрное знамя с белым черепом и скрещёнными пейсами. Впрочем, гордый пиратский стяг реет на ветру всего пару секунд - штурман сразу спускает его обратно и поднимает огромный баннер с надписью "Кац и сыновья - лучшая зубодёрня Бристоля! Сто лет в бизнесе, тысячи благодарных клиентов!", поскольку рекламные площади на корабле тоже проданы ещё до выхода в море. А вот у квартирмейстера Хаима Зильбера дела идут похуже - количество уклонистов значительно превышает количество добровольцев. Которых, собственно, нет совсем. Даже попугай Зильбера прячет клювик под крылышко и еле слышно бормочет "А оно мине надо?".

Хаим Зильбер, подзрительно добрым голосом : - Господа пираты, перестаньте иметь совесть! Я понимаю, шо абордаж - не юбилей у дяди Сёмы, однако же и на него тоже придётся сходить. Слепой Цви, пойдёшь?

Пират Слепой Цви, разводя руками и задевая при этом чужие карманы : - Да я бы со всей моей радостью, Хаим, чисто из уважения до тибе. Но у мине помимо слабого зрения есть ещё и стойкое ощущение, шо при таких вот раскладах среди меня начнёт наблюдаться повышенная смертность. Ты не подумай, шо я вот прямо таки отказываюсь, просто я таки прямо не соглашаюсь.

Остальные матросы разделяют точку зрения Слепого Цви - в ход идут аргументы о подорванном здоровье, данном дорогой мамеле обещании поперёд других не пиратствовать, соображения насчёт того, что парус на горизонте какой-то стрёмный и прочее. Чаще других озвучивается мысль, что дома своего родителя ждут маленькие детки, которых надо поставить на ноги и вывести в люди. Что, в свою очередь, привлекает внимание доктора Лившица, корабельного венеролога.

Доктор Лившиц, возмущённо : - Нет, ну вы только посмотрите на этих патриётов за чужой счёт! Это же не пиратская шаланда, а детский сад какой-то! Мало того, шо эти проклятые жлобы стесняются лишний раз честно заработать триппер, так теперь они ещё и абордаж прогуливают! А ведь мине тоже надо как-то содержать семью и выдавать замуж трёх дочек!

К негодованию доктора немедленно присоединяется его коллега, потомственный судовой аптекарь Савик Трелонович, машущий руками и брызжущий слюной.

Доктор Трелонович, часто кивая головой : - Вот имею глубокую солидарность с коллегой! Мине ведь тоже надо кормить детей - и тех четверых, за которых я уверен, и тех троих, за которых моя жена сама в сомнениях. Ну вы же знаете мою рыбачку Соня, царствие ей небесное ... поскорее бы уже! Это же ж не жена, а чисто сундук мертвеца какой-то - как я в рейс, так на неё пятнадцать человек! Ей - подарки с приятностями, мосье Лившицу - новая клиентура, а мине - смех и глумление всего Тринидада с Тобагой!

Хаим Зильбер, с ухмылочкой : - Это ты, Трелонович, ещё за Антигую с Барбудой не в курсе, оттуда к твоей Соне только негры не плавали. Да и то только те, шо на сильно короткой цепи.

Капитан Йося Флинтман, раздражённо : - Алё, квартирмейстер, ну шо там с добровольной командой?!

Хаим Зильбер, уже без ухмылочки : - Та как с личной жизнью у дикобразов - и хочется, и колется, и вся надежда на соседа. Слышь, матрос Шмуль, сходишь сегодня на абордаж? Капитан очень просит ...

Матрос Шмуль, пятясь к трюму : -   И я таки целиком готовый внимательно послушать за его просьбу. Но на абордаж не пойду, мине надо в трюме инвентаризацию навести. Вы, вон, лучше матроса Мойшу отправьте. Видели бы вы нашего Мойшу в драке, Хаим! Боже ж мой, как страшно его бьют ... 

Хаим Зильбер, вкрадчиво : - Матрос Мойша, тут за тибе уважаемые люди дают хороших рекомендациев. Собирайся, героем станешь.

Матрос Мойша, ещё вкрадчивее : - Та конечно, уже взял и побежал! Хаим, вам шо, уже стал не нужен хороший портной? А хто вам будет подновлять выходной костюм, этот криворукий Яша с Тортуги?! Хочете всем своим видом вызывать заместо здоровой зависти нездоровый смех?

В это время парус на горизонте капитально увеличивается в размерах, что не ускользает от внимания остроглазого юнги Фимы.

Юнга Фима Хойкинд, настороженно : - Мосье капитан, не хочу поднимать панику вне расписания, но таки ой-вэй.

Капитан Йося Флинтман, дотошно : - Сильно ой-вэй, или "ой-вэй, но ещё не уже"? Шо там видно? Флаг у их какой?

Юнга Фима Хойкинд, фыркая : - Известно какой - антисемитский. Конкретнее сказать не могу - я ж не художник, в цветах с узорами бесплатно не понимаю. А вот в пушках - таки да. Это я к тому, шо те приблуды, которые глядят у нашу и вашу сторону, таки сильно на их похожие. Конечно, не так сильно, как младшенький доктора Трелоновича похожий на губернатора Ямайки, но таки сходство налицо.

Капитан Йося Флинтман, озабоченно : - Так, Хаим, я уже где-то потерял своё последнее терпение. Или я сейчас вижу перед собой абордажную команду, или до кучи к терпению я потеряю ещё и квартирмейстера.

Уловив тонкий намёк, Хаим Зильбер проводит старинный морской ритуал - метает жребий. В роли жребия выступает его костыль, запущенный в зазевавшегося на шканцах матроса. Тот с грохотом падает на палубу.

Хаим Зильбер, удовлетворённо : - Вот, усё согласно обычаю. А, нет, не всё - Слепой Цви, вручи-ка ему чёрную метку.

Слепой Цви подскакивает к ошеломлённой жертве жребия и вкладывает ему в руку бумажный кругляш. С одной стороны он вымазан углем, а на другой каллиграфическим почерком слепого пирата выведена надпись : "Предъявителю сего сертификата предосталяется 10%-ая скидка в юридической конторе "Зильбер, Цви и партнёры", о.Тортуга, второй дом от пристани слева. Приёмные часы : 7:40 - 19:40."

Слепой Цви, похлопывая счастливчика по плечу : - Не забудь всучить ... вручить это кому-нибудь до того, как тибе начнуть рубать шашками и стрелять пистолями. Тибе оно уже и не принципиально, а нам с Хаимом хороший маркетинговый ход получится.

Хаим Зильбер, победоносно : - Вот, капитан, принимай добровольца! Не абордажник - чистый зверь!

Капитан Йося Флинтман, с сомнением в голосе : - Та шо ты говоришь? Я таких зверов у джунглЯх видал, их ещё мартышками называют. Ну да ладно, не будем придираться. Значится так, пират Чёрный Поц ...

Пират Чёрный Поц, с обидой в глазах : - Обидные мне таки сравнения, капитан Йося. И я - Чёрный Пёс, а не Чёрный Поц, я и в зарплатной ведомости у вас так записан.

Капитан Йося Флинтман, безапелляционно : - Вот когда тибе хотя бы коты станут бояться, тогда и будешь Пёс. А пока что, Чёрный Поц, не морочь своему капитану душевное равновесие. И собирайся ты уже на абордаж, не вводи коллектив в недоумение!

Доктор Трелонович, участливо : - Мосье Поц, не желаете ли таблэточек "антидристин"? Самое то при абордаже, как потомственный аптекарь вам говорю! Вам, как будущему герою, со скидкой отдам ...

Страшный со всех сторон пират Чёрный Поц обречённо собирается на атакующие действия, а на палубу из кают-компании шумно вываливаются полтора центнера материнской заботы и любящего сердца. Сопровождается сие громким сопением и словами "Йося, сЫночка, ты не забыл сегодня одеть кальсоны?".

Капитан Йося Флинтман, недовольно : - Да, мамеле, конечно не забыл! Можно подумать, вы дали мине на это шансов ...

Маман капитана Флинтмана : - А овсяночку утром покушал? Ты же знаешь, сЫночка, шо овсянка - сильно хорошо для регулярного стула.

Капитан Йося Флинтман, ещё недовольнее : - Та покушал я вашу овсяночку, мамеле, покушал! А шо до регулярного стула - так мине эту проблему вот-вот порешает антисемитская лохань с пушками!

Маман капитана Флинтмана, упирая руки в боки : -  А ну не груби маме, мама у тибе одна! И хто это там хихикает с тобой рядом?!

Капитан Йося Флинтман, устало : - Та пираты ж, мама, шоб им бритмилу по второму разу заделали! Сто разов вам говорено, мамеле, шо я работаю капитаном у пиратов, а вы усё равно нарушаете мине здоровую рабочую атмосфэру!

Маман капитана Флинтмана, настойчиво : - Подождут твои пираты, таки их тоже мамы рожали! Ты только скажи мине честно, не ври маме - этот твой корвэт застрахован?

Капитан Йося Флинтман, тяжело вздыхая : - Ну шо за оскорбительные сомнения, мамеле?! Конечно да, у восьми конторах и на отличный прОцент! И не мешайте мине работать на в том числе ваше благосостояние, мамеле! Я утром видел у вас недовязанный носок - таки не кидайте дело на пол-пути.

Причитая по дороге что-то насчёт "весь в своего отца-шлемазла", капитанская родительница удаляется со сцены, над которой уже прямо-таки нависает чужой парус. Кстати, юный Фима был абсолютно прав - пушки у вероятного противника однозначно имеются. Что доказывает орудийный залп, пробуждающий среди экипажа "Плавучего Еврейца" весьма противоречивые эмоции. Сжимая в руках оружие и себя, пираты готовятся принять неравный бой. А над волнами Кошерного моря раздаётся их знаменитая песня :

Наверх вы, шлемазлы, все по местам,
Последний наш бой наступает !
Врагу не сдаётся наш гордый кагал,
Гешефту здесь каждый желает !
Tags: литература, юмор
Subscribe

  • Дуэль ! Как много в этом слове ...

    День добрый, уважаемая творческая телегенция, наша и Ваша рыдакция говорит и показывает. Видео-ролики показывает, если кто-то уже успел подумать на…

  • Как закалялась сталь

    Новый набор объявляет лагерь патриотического воспитания "Алярмик". Ваши дети недостаточно самозабвенно любят Украину? Эти маленькие…

  • Школьная реформа

    Дайте денег! Ой, то бишь, здравствуйте, камрады и партайгеноссе всех 54-ёх полов. Назло всем недоброжелателям и откровенным кремлёвским мурзилкам,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments