andvaryfury

Categories:

ППП. Покаянно-признательные показания

В связи с непрекращающимися нападками на меня со стороны некоторых особо рьяных правозащитников и участившимися требованиями уплатить в Кассу, прошу неполживое сообщество рассмотреть мои признательные показания и учесть мой очень высокий моральный облик.

Что я могу сказать в своё оправдание ? В принципе, всё, что угодно. Но сегодня скажу только правду, во всей её ужасающей неприглядности.

Всё началось промозглым осенним днём, когда я (чисто случайно) забрёл в чебуречную «У Рафика». Высокий худой человек в форме с погонами поздоровался со мной, представившись майором. Подтвердить или опровергнуть его звание не могу, так как в погонах не разбираюсь, о чём имею справку и два поломанных ребра. После недолгого знакомства и совместного распития трёх бутылок водки, «Майор» провёл среди меня оперативно-разыскные мероприятия с понятыми, по итогам которых начал активно склонять меня к сотрудничеству. К сожительству не склонял, что где-то в глубине души даже обидно. Вызнав мои твёрдые политические убеждения, «Майор» провёл среди меня разъяснительную работу с применением четвёртой бутылки водки. Затем, будучи опытным манипулятором, он предложил «шлифануть пивком», от чего я не смог отказаться. 

Так мы очутились в пивной «Три чекиста», среди гор тарани и толп прислужников режима в штатском. Там-то «Майор» и перешёл к конкретике. Проще говоря, стал вербовать меня тайные агенты под прикрытием. В промежутке между третьей и седьмой кружкой я и завербовался. Сразу хочу сказать, что, во-первых, меня пытали – показывали пачки денег и обещали дать «три раза по столько». А во-вторых, достаточно и во-первых. Далее, «Майор» обозначил мне задачу и ознакомил с прейскурантом наградных. В задачу мне вменялось скрытное проникновение в сплочённые ряды правозащитного движения, с целью выявления местонахождения объектов «Вождь», «Мэтр» и «Касса». Мне были продемонстрированы фотографии объектов, и при разглядывании фотографии третьего объекта я потерял сознание и душевное равновесие. И совесть, как я понял уже позднее. «Позднее» – это при ознакомлении с прейскурантом наградных, которые этот цепной пёс тирании пообещал мне за каждого выявленного правозащитника (помимо основных объектов). 

Как я предполагаю, примерно в этот момент мне в пиво был подмешан сильнодействующий психотропный препарат, поскольку помню лишь навязчивую мысль «Очень хочу денег!», а всё остальное – в тумане. Сиреневом, если это важно для следствия. Очевидно, именно под воздействием этого препарата я предложил «Майору» окончательное решение Навального вопроса. На что тот строго ответил «А вот этого не трогать!». Не знаю, почему. Да и, если честно, как-то похер. В этот момент к нам за столик подсели две сотрудницы секретных служб – младший лейтенант Анжела и старший сержант Эльвира, и мы с ними … впрочем, это вряд ли кому-то интересно. Расплатившись с сотрудницами за почасовую службу, мы с куратором вернулись на исходную позицию, где заказали шестую бутылку сильнодействующего психотропного препарата. По распитии которого договорились о том, что наградные «Майор» будет высылать мне по чётным дням на и-мэйл. А я, в свою очередь, буду высылать ему добытые агентурные сведения на секретный почтовый ящик. Замаскированный под мусорную урну у входа гипермаркет «Пятёрочка». 

С утра, страдая от побочных эффектов сильнодействующего психотропного препарата и острых приступов совестливости, я принял решение саботировать порученное мне задание и впредь жить не по лжи. Докладные составлял небрежно, факты искажал в пользу правозащитников, в конверты плевал. А когда третий месяц подряд на мой и-мэйл не поступило обещанных наградных (а я проверял его даже по нечётным дням, от четырнадцати до восьмидесяти восьми раз за сутки), то твёрдо и бесповоротно порвал со своим постыдным чекистским прошлым. Более того, за время агентурной работы в правозащитной среде я целиком и полностью проникся высокими идеалами ВЩР, воспылал искренней любовью к объекту «Касса», плюс выработал в себе жгучую ненависть к куратору, столь халатно отнёсшемуся к взятым на себя повышенным финансовым обязательствам. Так что теперь чист душой и, местами, телом. О чём могу предъявить справку о посещении бани и свидетельства очевидцев. 

На основании вышеизложенного прошу меня понять, простить и возместить недополученную от суки-куратора прибыль. Представить к ордену «За добровольное сотрудничество» и поощрить путёвкой в Баден-Баден. Искренне Ваш, дата, подпись, банковские реквизиты.

П. С. Лишь два момента по сей день мешают мне спать спокойно – страшный и непонятный. Страшный – тот, что «Майор», отправляя меня на задание, сказал, что со мной обязательно свяжется ранее внедрённый агент. Но не сказал, кто именно. Фразой-паролем станет требование уплатить взносы в Кассу в ультимативной форме. 

А непонятный момент – форма «Майора». Подскажите, а давно у чекистких майоров на штанах лампасы белые и идут в три ряда ? А то я и в лампасах не разбираюсь, а на все расспросы и уточнения рёбер не напасёшься …


Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.