andvaryfury

Categories:

В темнице сырой ...

Новелла, навеянная недавними (и, к гадалке не ходи, будущими) злодеяниями кровавого режима. Повествующая о тяжкой долюшке и нелёгкой судьбинушке правозащитника в стране проигравшей демократии. Читать исключительно стоя и с непокрытой головой.

Мерзко проскрипев плохо смазанными петлями, дверь розового цвета приоткрылась, впуская в камеру №740 нового постояльца. Застыв у входа со скатанным матрасом в руках, тот смущённо кашлянул, прочищая горло.

- Грант в хату, уважаемые. – осторожно поздоровался он так, как учили его друзья на воле. – Кто в ячейке за старшего ?

Шконки заскрипели под весом своих хозяев, синхронно развернувшихся к нежданному гостю. 

- Пахана с утра к куму дёрнули. – ответил наконец один из них после долгой паузы. – Покамест я за него.

- Чего это вдруг ты ?! – со шконки, расположенной сразу рядом с биде, подскочил щупленький мужичок с сеточкой на волосах. – Вот так просто, без голосования ?! Опять авторитаризм разводишь, Пухлый ? Коллеги, все мы с вами наверняка уже устали от …

Сосед говорливого мужичка лениво огрел оратора мокрыми стрингами по лицу и тот умолк. Названный им «Пухлым» дородный мужчина с окладистой бородой и семитским типом лица недовольно поморщился.

- Заглохни, Яшка. А ты не обращай на него внимания. – произнёс он, обращаясь уже к гостю. – Это Яшка, наш местный мудак, любит из любого порожняка кипеш раскочегарить. И хорош уже шнифты лупить, афишу попроще сделай и обзовись давай для начала.

Сообразив, что от него требуют представиться, новоприбывший оттарабанил заученную наизусть скороговорку :

- Узник совести Эдуард Кузюкин, статья 512-ая, часть вторая, статья 519-ая, часть третья, статья 525-ая, часть первая. На воле братва Кузей-Депутатом погоняла.

- Авторитетные статьи. – признал после некоторых раздумий Пухлый, почесав мохнатую грудь. – Часом, ничего не напутал ? Пурги нам тут не нагнал ?

- Так точно ! В смысле, никак нет ! Да и как бы я мог ? Мы, русские, не обманываем друг друга !

Старожилы камеры чинно закивали головами, обдумывая услышанное. Пухлый был прав – статьи у первохода и в самом деле были авторитетные. 512-ая, часть вторая – справление одиночного пикета в неположенном месте ; 519-ая, часть третья – доведение родителей до дурдома по предварительному сговору с группой лиц ; 525-ая, часть первая – причинение материального ущерба мамкиному кошельку в особо крупных размерах.

- Ну проходи тогда к столу, Кузя. – вынес свой вердикт Пухлый. – Мы как раз полдничать собирались. Ты же к нам не с пустыми руками, верно ?

- Не с пустыми. – подтвердил Кузя, выкладывая на стол ништяки с воли. – Вот, уважаемые – босяцкий … тьфу ты, борцовский подгон. Чекушка жижки для вейпов, пачка каркаде для чифиря, ведёрко халвы, батон с маникюрной пилочкой и тирамису на десерт. Как говорится, чисто от души в натуре.

Оценив на глаз разложенные ништяки, Пухлый одобрительно кивнул.

- Благодарочка тебе от коллектива. Сразу видно, шо ты правильный борец за народное счастье, а не пассажир беспонтовый. Стало быть, давай знакомиться. Я – Пухлый, ну да ты и так вкурил. За Яшку-мудака уже тоже в курсе. Вот это – Витя Матрас. Кстати, свой матрас сразу ему и отдай, ему нужнее. Он по 594-ой чалится – перформанс с особым цинизмом. 

- Витя. – протянул свою руку к матрасу сиделец с голодными глазами. – Давай уже, не томи !

Заполучив желаемое, Витя сразу же поволок добычу на свою шконку и скрылся за выцветшей занавеской. Последовавшие за этим страстное рычание и треск разрываемой ткани немного испугали неопытного Кузю. На душе и в штанах у него немного потеплело. 

- Лёня-Окулист. – следующий постоялец камеры №740 безуспешно попытался пожать руку новичку, раз за разом промахиваясь и чертыхаясь на идише. – Статья 612, часть пятая – Публичные призывы ко всяческой херне в составе организованной правозащитной группировки. А это – Слава Малёк.

- Малёк. – кивнул грузный пожилой предположительно мужчина. - 605-ая, часть первая – изнасилование крупного донаторского скота в мозг.

Бесцеремонно отодвинув Малька с Окулистом, за стол с ништяками уселся очередной узник совести.

- Ну, б**дь, ё***а по голове, х*ли б**дь палишь, сука ? – обращаясь не то к Кузе, не то напрямую к мирозданию, изрёк тот, запуская лапу в тирамису. – Ё***ый х*й, от это, б**дь, фартануло в натуре ! П***ец как п***ато, е***уться как о***нно !

- Он рад тебя видеть и восхищён тем, как складывается сегодняшний день. – перевёл его тираду Пухлый. – Это Женя Губер, 666-ая. Незаконное изготовление и оборот порнографических постов и твитов. Ну, вроде всех представил. Стало быть, приступим к полднику. Помолясь.

Коротенько вознеся хвалу Яхве за чифирь насущный, сокамерники принялись полдничать. Дабы не показаться невоспитанным, сам Кузя пить-есть не стал, благо, ему особо и не предлагали. Вместо этого он, пользуясь случаем, внимательно рассматривал своих новых соседей. А точнее – их татуировки, по которым о человеке можно было понять если не всё, то очень многое. Смущало только то, что точно истолковать их смысл он не мог – товарищи на воле, инструктировавшие Кузю перед посадкой, в показаниях путались и друг другу зачастую противоречили. Так, например, милый розовый слоник на плече у Пухлого определённо намекал на аббревиатуру «СЛОН», но означать мог как «Смерть Легавым От Натаныча», так и «Слышишь, Любка,Откинусь – Натянуглазнажопу». Хитро щурящийся кот в цилиндре под ключицей у Жени-Губера мог расшифровываться как «Коренной Обитатель Тусовки», так и «Когда Откинусь - ТрахнуЛюбку». А восходящее солнце, вытатуированное на кисти у Лёни-Окулиста с равной вероятностью следовало толковать как «Ушёл Тропой Рэбэ Опфельмана» или «Уйдёт Тиран – Россию Обустроим». А как понимать изображённый на лбу у Яшки чизбургер Кузя и вовсе не знал. Наверное, на воле Яшка был поваром …

- Жрёте, падлы ?! – громом среди ясного неба прозвучал голос пахана, вернувшегося от кума. Пахан вовсю источал запахи колбасы и водки, но при этом казался сильно недовольным. – Всего-то на часок отошёл, а вы уже страх потеряли ?!

Торопливо вытирая об штаны запачканные халвой и тирамису руки, сидельцы вскочили с мест и со всем уважением усадили за стол авторитетного человека. На которого Кузя таращился со смесью восторга и изумления – так близко видеть живую легенду правозащитного движения ему доводилось впервые. В его облике потрясало буквально всё – от ясных глаз, полыхающих многовековой скорбью местами русского народа, и татуировки «БОГ», означавшей «Бесподобный Осваиватель Грантов», до роскошного бюста третьего размера.

- А это что ещё за хрен с горы ? – чавкая халвой, поинтересовался пахан у Пухлого. – Новенький, что ли ?

- Да, пахан, новенький. – с готовностью подтвердил тот. – Я тут с ним уже перетёр за всю хурму – пацанчик вроде ровный, не из цветных. Кузей-Депутатом погоняют.

- Депутатом, говоришь … – довольно усмехнулся пахан отеческой улыбкой. – Какой-то молодой он для такой солидной погремухи. Слышь, Кузя, ты малолетку-то хоть топтал ?

- Ну было пару раз. – по-детски засмущался Кузя, розовея личиком. – Но сугубо по взаимному согласию, отвечаю.

Пахан о чём-то задумался, облизывая тирамису с волосатых пальцев и негромко напевая «Химкинский централ, ветер западный … Этапом из Твери –народ ватно-лапотный». В этот момент на чьей-то тумбочке зазвенел будильник.

- Что, уже три часа ? – удивился этому звуку пахан. – Надо же, как время-то летит. Значится так, братва – объявляю в ячейке крысу !

Кузино молодое сердечко ушло в пятки, пробило бетонные перекрытия и скрылось в направлении подвальных этажей тюрьмы. Он зажмурился, ожидая самого худшего. Через пару минут осмелившись приоткрыть правый глаз, Кузя с удивлением понял, что на него уже никто не обращает внимания – все постояльцы камеры №740 сосредоточенно писали что-то на листках бумаги.

- А чего это все делают ? – вполголоса поинтересовался он у сидевшего рядом Пухлого, тоже вовсю елозившего шариковой ручкой по листку. – В смысле, что пишут-то ?

Пухлый понимающе усмехнулся, первоход – он первоход и есть.

- А ты чо, пахана не слышал ? Крыса в ячейке – вот про неё и пишем. В оперчасть. Что, мол, распорядок нарушает, запрещёнку таскает, мобилу в жопе прячет, ну и всякого там ещё по мелочи.

- Так а кто крыса-то ? – всё ещё слабо ухватывая суть, переспросил Кузя. – Неужто Слава-Малёк ?! Знаешь, а я вот сразу на него и подумал ! Вот как увидел, так и …

- Ты разгон-то не бери, фраер. – перебил его Пухлый. – Славик в законе, он таких, как ты, на пальцах на донаты разводил. А крыса сегодня – ты.

- Я ?!

- Цепочка от буЯ ! Конечно, ты. Потому что новенький. Да ты не менжуйся, выдыхай. Вчера вот Витя крысой был, позавчера – Лёня. А завтра может и я буду – кто знает ?

- Но … зачем ? – происходящее никак не укладывалось в Кузиной голове. – Какой смысл ?

- Самый что ни на есть сакральный ! – ответил вместо Пухлого пахан, дымя свежезаправленным вейпом. – Потому как за правильно составленное сообщение в оперчасти материальное поощрение вручают. Сам посуди – ну какой на крытке грантопоток ? Ну адвокат чё-нить протащит, ну бабы на свиданке подогреют – и всё. А ведь истинный правозащитник без грантов слабеет и чахнет, нам без них никак нельзя – мы ведь за демократию на пустой желудок бороться не подписывались. Опять же, своими силами поддерживаем в коллективе атмосферу здоровой рыночной конкуренции. Короче, всем от этого одни сплошные плюсы. Ну, почти всем. Кстати – ты бы поспал пока, а то потом тебе не до того будет …

Давясь душившими его соплями и слёзами, Кузя прилёг на пустовавшую шконку. И юные глаза сами нашли соломинку робкой надежды – нацарапанные безымянной жертвой режима на стене камеры стихи.

Согрантник, верь: спадёт она,

Задвижка на дверях от Кассы,

Проснётся вся  ЭтаСтрана !

В отчаянной борьбе за грант

Не победят нас даже …


Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.