andvaryfury

Categories:

Пуримэ, final cut

Финальная версия четвергового Пуримэ в наших и Ваших Вестях (https://vesti-kpss.livejournal.com/10647692.html).

                                                 В лесах под Ковелем

Сценарий остросюжетного исторического кинофильма про партизанское движение на территории Белоруссии. Или Беларуси - тут уж кто как больше любит. Некоторые вообще Вайссруссландом зовут - и ничо, живут же как-то.

Лес под Ковелем. Нет, стоп - под Ашмянами, там до дьюти-фри на белорусско-литовском кордоне ближе. Итак, осенний лес под Ашмянами, шо на Ковэльщыни (учителям географии и этнографам-энтузиастам просьба не встревать с критикой). Расположение партизанского отряда "Супрациу". Да, звучит подозрительно по-молдавански, но из белорусского словаря слов не выкинешь (а жаль). Итак, расположение партизанского отряда "Супрациу". Аккуратные деревянные избушки-трёхстенки, не менее аккуратные землянки с круглыми хоббитячьими дверцами, горят костры и сушатся портянки. Часовой Ясь косит конюшину, что бы это не значило. По расположению, спотыкаясь и матерясь, бежит взмыленный партизан-гонец. Предъявив удостоверение партизана и подорожную часовому, охраняющему вход в главный партизанский штаб, он решительно тянет дверь с надписью "Nie Pukaj!" на себя. 

- Мацька, бяда ! - ввалившись внутрь, гонец падает без сил перед столом. На столе накрыт скромный обед - миска польских яблок, шмат литовского хамона и пол-буханки тостового чёрного хлеба. Также на нём стоят гнутые и потемневшие от времени металлические кружки, в которых плещется ароматный картофельный самогон. - Ой, Мацька, бяда-пичаль !

Предводительница партизанского отряда, которую все бойцы уважительно зовут просто Мацькой, откладывает на стол командирский планшет и встаёт. Предводительница одновременно сурова и невыносимо прекрасна - сочные губы, пухлые щёчки, чёрные косы и чёрные же очи, пылающие праведным гневом и лучащиеся многовековой ... ладно, многомесячной мудростью.

- Кажы, Грыгор ! Шо за бяда и почом ... тьху ты, аб чом пячаль ?

Гонец Грыгор, не рискуя вставать без приказа, отвечает лёжа.

- Мацька, тыранавцы нашу телегу захватили !

- Гэта которую ? - морщит чёрные брови предводительница. - С бульбай або с креветками ?

- Хуже, Мацька - с программой партии ! Захватили и забанили, псы проклятые!

Глаза Мацьки пылают праведным гневом ещё сильнее, сильной рукой с французским маникюром она привычным движением всаживает кухонный нож в разделочную доску.

- Гэта точна, Грыгор ?

- Точна-точна ! Гея-связного в барбершопе няма, а на явочной квартире не дымят вейпы ! Мацька, мне не вэрыш - у планшетку свою глянь !

Последовав совету гонца, предводительница проверяет командирский планшет. И в самом деле - телега с программой партии забанена опричниками Тырана. В штабной избе повисает звенящая тишина ...

- Шо тапер делать-то будем, Мацька ? - снизу доносится голос Грыгора, дрожащий от отчаяния и голода - сегодня он ещё не ел после обеда, и усталость уже начинает сказываться. Ему вторят остальные действующие лица: заместитель предводителя отряда Алеся, старший политрук по связям с общественностью Мыхась, младший инструктор по партизанской подготовке Тарась, спец-представитель французского отряда "Ля Рэзистанс" Бернар-Анри Хлеви. Молчит только повар Стась - он либо немой, либо просто предатель.

- Драцца ! - громко стучит кружкой по столу Мацька, утирая сочные губы кружевными труселями.

Приободрённые мацькиной решительностью и ейной же несгибаемостью, штабные партизаны выполняют приказ. Проще говоря, начинают драцца, умело пиная ногами лежащего на полу гонца Грыгора под аккомпанемент композиции "Jump Around" в исполнении ВИА "House of Pain". Мацька, конечно, имела в виду не совсем это, но после некоторых размышлений она приходит к выводу, что лучше уж такая борьба, чем никакой. И что котлеты на штабной кухне, пожалуй, пора бы и переворачивать, а то подгорят. И что отряду срочно нужен новый гонец - старый вот-вот совсем испортится.

------- 

Нового гонца выбирают традиционным голо-сованием - все пишут свои фамилии на кусочках бумажки разноцветными карандашами из одной коробки, слюнявя карандаши и вздыхая, потом кладут в шапку, перемешивают и достают одну из бумажек. На бумажке красным карандашом коряво написано - "Лукашэнка". Над столом повисает дым тайны - весь цимес в том, что ни у кого из отряда нет фамилии "Лукашэнка". Мацька ловко выбивает бумажки из шапки на стол, и на 85-ти процентах из них написано то же самое - "Лукашэнка", и тоже красным карандашом. На остальных накорябаны другие фамилии, какими-то невидимыми миру чернилами. Все чешут затылки припасенными для подведения итогов голосования топорами. Начинается бурная дисскуссия на повышенных тонах - все понимают, что дело нечисто и кто-то определённо в этом виноват, но вот что с этим всем делать - пёс его знает. Или, что ближе к сути, без пол-литры хрен разберёшься. Тяжело вздыхая, повар Стась снабжает всех пол-литрами и дискуссия разгорается с новой силой.

Когда у партизан заканчивается картофельный самогон и улегаются споры, над штабом всходит зловещая Луна. Там, на безлюдном, окаменелом от ужаса, спутнике V Земли, Терран пристально оглядывает Землю в телескоп на предмет диссидентского подполья и отряда "Супрациу". Ничего не увидев в ночных сумраках, Терран скрежещет зубьями и скрывается в лунном бункере, где стоит телепорт в Грановитую палату Кремля. Телепортировавшись в своё логово, он, гнусно ухмыляясь, снимает трубку красного дискового телефона. Вместо цифр на котором буквы В, А, Г, Н, Е и Р.

-------

Но вернёмся ненадолго в прошлое. Как грицца, флэшбэк.

- Гэта точна, Грыгор ?

- Точна-точна ! Гея-связного в барбершопе няма, а на явочной квартире не дымят вейпы ! Мацька, мне не вэрыш - у планшетку свою глянь !

Его и не могло там быть...

Связной партизанского отряда "Супрациу" Алесь Петушина, за немалые комиссионные на конкурсной основе нанятый на эту должность лучшим столичным Эйч-Ар-агентством "Дапамога", оказался не геем, а банальным 3,14даром и продал всех ни за понюх кокса, едва только к его креслу в барбершопе подошли, бесцеремонно отодвинув куафера, два невыразительных типа с незапоминающейся внешностью, но моментально угадываемой ведомственной принадлежностью...

И Петушина запел соловьем, в красках живописуя и все, что знал, и то очень многое, о чем догадывался... От неминуемого захвата Грыгора спасло чудо, выразившееся в технической безграмотности опричников с минской Лубянки, которым их начальство не позволяло пользоваться благами цивилизации. Никогда дотоле не видя вейпов, они не смогли их правильно раскочегарить. Не увидев в родном окне привычной картины извергающегося на Помпеи Везувия, Грыгор сразу понял: явка провалена, в квартире засада, и, срочно подзарядив аккумулятор своего моноколеса в антикафе первого этажа, на максимальном напряжении покатил к Мацьке жаловаться на сбой сценария.

-------

Тем временем, в тронном зале Кремля встречаются Терран и Тыран. Терран, как всегда, катается по коврам в бессильной злобе, снова скрежеща зубьями. Ему не дают покоя неуловимые и несгибаемые партизаны из отряда "Супрациу". И Тыран, постоянно на этих партизан ябедничающй. Вот и на сей раз он увлечённо расписывает все их мнимые прегрешения, не давая своему коллеге нормально покататься и поскрежетать. Наконец, устав от нытья Тырана и его постоянных вопросов "А кагда обед ?", он не выдерживает и снова тянется к телефону, на сей раз - уже к другому. Цифр на нём тоже нет, а букв всего две  - "П" и "Б".

-------

Между тем, над лесом и его обитателями занимается зорька. Чем и с кем - непонятно, ну да и ладно, не до неё сейчас всем. Особенно, разжалованному из гонцов Грыгору. Он лежит в кустах напротив входа в главный партизанский штаб, наблюдая в выданный на Лубянке бинокль за происходящим. В это время к главному штабу подъезжает машина. Это из одной гордой прибалтийской страны прибыл эмиссар с ревизией и финансовой проверкой. Эмиссара зовут Елена. Она жгучая и стройная брюнетка, одетая в кожаный реглан и перетянутая новой хрустящей портупеей. " Эх, чертовка, - прошептал Грыгор, — к такой сразу не подкатишь, не завербуешь. Эта сразу кого хочешь люстрирует. Нужно срочно сообщить об этом на Лубянку !" - подумал Грыгор и достал из недр своего ватника рацию.

Грыгор был внедренным в отряд чекистом. Так как он был худосочен, то Мацька определила его в гонцы. При выдаче вещевого довольствия каптер оглядел его с ног до головы и швырнул ему ватник 62 размера о словами  «Больше ничего нет!». Грыгор был рад этому подарку, так как в недрах этого ватника можно было прятать рацию для связи с Лубянкой. За это в отряде его стали звать "Мегаватник".

------

Открыв штабную дверь пинком, эмиссар Елена застаёт очередной этап героической борьбы с тоталитаризмом - партизаны отряда "Супрациу" безжалостно вожделеют кукол вуду Тырана и Террана, сопровождая процесс вскрикиваниями «ТакЪ Победим!» и "Жыве Экибастусь!".

- Я к вам из Латвия прибыть, чтобы ревизий проводить ! - безэпиляционно заявляет Елена, почёсывая волосатые ноги. Обряд вуду прерывается и начинается суматоха вперемешку с управляемым хаосом. Средний командный состав мечется по штабу, уничтожая следы вчерашнего голо-сования, а высший незаметно покидает помещение.

-------

Терзаемый неопределённостью и личностным недофинансированием, кассир отряда с позывным Мэтр, человек с прекрасным, но таки несколько отмеченным излишествами лицом, понимает, что единственный способ спасти нажидое непосильным трудом — славная ретирада. А потому, вскрыв замаскированный в дупле (древесном,если что) сейф и спрятав наличные в кепку, скрывается в сторону конспиративной конторы в Чикагоу, не забыв взять на дорогу пригоревшие-таки до красивого антрацитового цвета котлеты. Таким образом он пытается спасти хотя бы Светлое Имя Непримиримых и Бескорыстных Борцов За Свободу. Ну и наличку, куда ж без неё ...

Мацька же скрывается в личном блиндаже, где на всякий случай начинает писать доносы на всех членов отряда, другой рукой помешивая изюмительного цвета борщ.

Но зря они таким образом привычно впадают в преждевременную панику. Ибо, хоть партизаны и не могли этого знать, победа их Б-гоугодного дела была близка, как никогда. Лучший друг всех борцов за демократию и гранты, всемогущий и вездессущий Джон Бидон уже заправил свежий пакет перфокарт, сменил перегоревшие лампы, выпил касторового масла и вылетел на помощь первым же авиарейсом «Вашингтон —Бобруйск». 

-------

А тем временем в партизанском лесу творится неладное. Из леса то и дело доносятся странные возгласы: "Работа в ГРУ! Работа в ГРУ О-О! О-О!", а затем на поляну выходят два молодца (одинаковых с лица).

-Тут шпилей нет!

-И шпилить некого...

Одинаковолицие гомофобы дают прикурить часовому Ясю, дают по гриве занимающемуся в кустах антитоталитаризмом Бернару, и строго велят больше на акционистов хвост не поднимать. 

После чего снова скрываются в лесу, не заметив Мацьку, плотно окопавшуюся в блин-да-же. На поляне остаётся неуловимый аромат шпикачек, пива "Дипломатический Козел" и очень большой политики.

- Сдам я их и себя! — твёрдо решает для себя Мацька. — И займусь лехаимством, а то я от треска счётчика имени Гей Герра тут с ума спрыгну! (А как известно каждому щаранцу, сходят только с низкого ума). После чего немедленно строчит. То бишь, пишет ... признательное пись-мо командующему Каспийской флотилией мелким калибром.

-------

Оставшиеся партизаны обнаруживают исчезновение высшего ком-состава и наличности. Из страха впасть в уныние допивают остатки самогона, на всякий случай избивают повара Стася и склоняют эмиссара Елену и зам.пред.отряда Алесю к акту чудовищной гомофобии. Те в ответ объявляют, что сегодня у них ПМС - Партизанский Митинг за Свободу и уводят весь отряд в сторону дьюти-фри. По дороге к которому праздничную колонну окружают со всех сторон те самые двое одинаковых-с-лица. Партизаны отважно принимают заведомо неравный бой ... Звучат взрывы, раскаты грома, звуки бьющейся посуды и обсценная лексика с аутентичным колоритом. Партизан Бернар затягивает "Марсельезу", партизан Тарась затягивает цигарку, а партизан Мыхась затягивает в кусты эмиссара Елену. После двух минут отчаянного сопротивления, партизанский отряд "Супрациу" с поднятыми руками уходит в вечный оффлайн ... И лишь дирижабли с изображениями обнимающихся Тырана и Террана бороздят облака над некогда партизанским лесом. 

Чёрный экран, надпись кровавыми буквами "Нэвсэрэмось!", траурная народная музыка, титры. Unhappy End. That's all, guerilleros. 


Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.