andvaryfury

Categories:

Письмо дедушке

Господа, мадамы и небинарная публика, приготовьте носовые платки, валокордин, нюхательную соль (не перепутайте с клеем) и сухие салфетки. Наша и местами Ваша рыдакция устала от Вашего беззаботного смеха, так что сегодня вместо посмеяться предлагает немножечко поплакать. Дело в том, что намедни курьерской почтой в рыдакцию был доставлен пакет, хотя, конечно, по этому-то поводу как раз плакать незачем. Но вместе с пакетом прибыло малява стрёмного содержания письмо, заставившее всех схватиться за сердце и портмоне. Это письмо горячо любимому дедушке от мальчика (возможно) из некой страны победившей демократии. Взрыднём же вместе, гойспода, чтоб не пропасть по одиночкам !

« Милый дедушка, Джордж Тивадарович ! Пишет тебе Ярослав Евгеньевич Банько, из сам знаешь, какой страны-губернии. Поздравляю тебя с Ханукой и желаю тебе всего от щедрот Яхве, или в кого ты там веришь. У нас же её пока не празднуют, что даже странно, но в этом плане всё у нашей демократии впереди. А про то, что у неё сзади, ты и сам хорошо знаешь.

Мы живём хорошо, здоровье наше хорошее … ну, то, которое осталось. Правда, с микстурой от кетайской хвори сплошная незадача случается – людишек с неё пучит и растудыкивает почище, чем от самой хвори. Это когда микстура есть, что случается редко и задорого. Когда же её нет, что случается хоть и всегда, зато бесплатно, всем миром поём национальный гимн. Хворь в ужасе и отступает … на заранее подготовленные позиции. Какие-то проходимцы сеяли в народе смуту, дескать, в соседней губернии микстуры – залейся, да ещё и на халяву. Ну да мы тех смутьянов враз на вилы подняли, так что ты, дедушка, об нашей политической сознательности не переживай. Или хотя бы переживай поменьше, потому как …

{Прим.рыдакции : следующие семь строк были обильно залиты слезами счастья и размыты до полной нечитабельности }

Но живём мы всё равно хорошо, и питание наше тоже хорошее. Оно у нас регулярное, трёхразовое. Один раз в понедельник, один раз в пятницу, и ещё один раз – на Пасху. И продукты все хорошие, заграничные, с калориями свободы. Картофель египетская (говорят, её даже фараоны трескают и добавки просють), сало польское, рыба-шпрот балтийская, даже масло с африканских пальм. Правда, после калорий свободы кал больно жидковат … причём, и жидковат, и больно. От чего некоторые несознательные елементы впали в уныние и даже пробовали возмущаться, но один наш министр сразу разъяснил, что это мы просто зажрались. Мы, как на евойный таблоид глянули, так сразу и поняли, куда …

{Прим.рыдакции : следующие пять строк цензурных слов не содержат и рыдакция их не приводит, потому что хорошо воспитанная и в приличном обществе не выражается. Как минимум, покуда трезвая.}

А вчерась нам была обструкция. Главный приказчик нашего Хозяина выволок нашего старосту во двор и отчесал шпандырем за то, что коррупция у нас, кумовство и прочее мздоимство. И сказал, что в большую дружную семью народов нас пока не возьмут, потому как рылом не вышли. Зато как выйдем – так сразу. Так староста наш, тобою поставленный, сразу издал манифест, как и куда нам выходить рылом. И на нужды сего великого похода утроил нам оброк и грозил пенёй на недоимки. Смутьяны проявились и тут – вместо штоп итить со всей губернией в рыльно-выходительном направлении, призывают дать старосте мзды, да так, штоп ён в том направлении с порватым гузном улетел. 

К слову, с этим делом у нас полное равноправие и благоденствие, за что тебе отдельное спасибо. Энто ж мы раньше были несознательные мракобесы, что называли этих … ну, этих самых … по-всякому и без уважения. Да шутки обидные про них шутили – что, мол, «не в тех местах чернозём ищут», «не с той целью в баню ходят» да «заместо кумы на сеновал с кумом шастают». А теперь они даже манифестации свои проводють, а городовые их охраняют. Чтобы, значится, остальной народ не примкнул к их движению прямо на улице – у нас ведь, по твоей неизбывной милости, теперь только таких в депутаты и берут. А кто из их братии в депутаты не влез, так тоже совсем не бедствуют – идут в газетчики, певцы и прочий синематограф. И деньжищ за свои …

{Прим.рыдакции : следующие три строки тоже, увы, были обильно залиты и размыты, на сей раз - слюной}

Уж запамятовал, писал я это али нет, но живём мы хорошо, и геополитическое положение у нас хорошее. Соседи все, как на подбор, плохие – это да, а само положение очень хорошее. И оттого соседи нам и завидуют, да каверзы разные с подлостями творят. И обидности неприятные об нас говорят, да называют по всякому. А бывает, даже пальцами тычут и смеются. Милый дедушка, сделай божецкую милость, накажи ты этих злыдней, а то ведь они и про тебя такое говорят, что и повторять-то страшно ! Нет, конечно, староста наш с министрами каждый раз народу поясняет, что всё то от зависти к нашей демократии проистекает, но слушают их не все. Бывают даже и такие, что к этим самым соседям-злыдням перекидываются, да так, что ни слуху о них теперь, ни духу. Вестимо, помирают там сразу опосля переезда … 

В общем, всё у нас хорошо, даже слишком. Так хорошо, что аж нет никакой возможности эту демократию до конца вытерпеть. Христом богом тебя молю, забери конкретно меня отседа ! Хотел было пешком к тебе бежать, да плавать не умею. Так что приезжай и забирай, а уж я-то тебе отработаю ! Богу буду твоему за тебя молиться, а как помрёшь, стану за упокой души молить. Ты только с этим делом не затягивай. Остаюсь твой Я.Е.Банько. »  

     

Постскриптум : рыдакция понятия не имеет о месте проживания мальчика, равно как и его дедушки. Вот даже не догадывается.

Дисклеймер : рыдакция не несёт уголовной ответственности за поведение мальчика, его контроверсийные высказывания и его существование. А социальную она уже отнесла.


Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.