andvaryfury

Category:

Как нам обустроить Израиль

Шалом алейкум, хаверы и хаверимки ! Видит Яхве, шо никогда ещё подобное приветствие не было столь актуальным и уместным. Ибо сегойдня наша и Ваша рыдакция предлагает Вам совершить экскурс в (или на) настоящее тэль-авидение, во всех широких смыслах этого узкого слова. Да, всё ниженаписянное является плодом фантазии (есличо, здоровой, у нас и справки имеются). Да, ничего из ниженаписянного не имело места в реальности. Но оно МОГЛО бы его иметь. И кое-кто даже сказал бы, шо оно таки даже должно … 

Оппозиционный израильский телеканал «Эхо Хайфы», уютная студия, обставленная в стиле фьюжн. В кадре чинно потягивают чай из непрозрачных кружек двое представительных мужчин. Играет печальная восточная музыка, что-то там про берёзки и край родной. Представительный мужчина слева одет в красную косоворотку с финикийским орнаментом, его визави одет чуть более традиционно – на нём хасидский сюртук и картуз с вдетым в него красным цветком. Оба они – голубоглазые блондины с ярко-выраженными лицами рязанского типа. Кроме того, у мужчины в картузе под сюртуком виднеется тельняшка, а на кисти правой руки вытатуирован парашютный купол с подписью «ДМБ-99». Чокнувшись с гостем чашкой чая и выдохнув в сторону, мужчина слева с видимым удовольствием залпом выпивает свою порцию и поворачивается приветливым лицом к зрителям.

Мужчина слева, занюхивая чай рукавом косоворотки : - Мазл тов, дорогие тэль-а-зрители. Как вы уже поняли, в эфире наша традиционная предшаббатная рубрика «Как нам обустроить Израиль», и её ведущие - Барух Иванов и Натан Сидоров. И специальный гость нашей программы – Никодим Пантелеймонович Шнеерзон, известный правозащитник, оппозиционер и борец за историческую правду.

В студии появляется третий мужчина, одетый в спортивный костюм «Адидас» и хасидскую шляпу. Он церемонно здоровается с хозяевами студии, те же, в свою очередь, предлагают ему присоединиться к чаепитию, отчётливо слышна фраза «Нормально лей! Чо, краёв не видишь?!». С малопонятными словами «Ну, за тех, кто в стропах!» троица выпивает ещё по чашке чая, который по какой-то малоизвестной иудейской традиции закусывает квашеной капустой.

Мужчина слева, он же Барух Иванов : - Рады. Очень рады приветствовать вас у нас, дорогой Никодим Пантелеймонович. Наши постоянные зрители буквально завалили нас письмами с просьбами снова пригласить вас на передачу … кстати, могу вам даже его зачитать …

Мужчина в центре, он же Никодим Пантелеймонович Шнеерзон : - Ну что вы, Барух, не стОит, право слово. Лучше ещё чаю налейте, а то, знаете ли, такая жара на улице, такая жара …

Мужчина справа, он же Натан Сидоров, на глаз разливает заварной чайничек по трём сдвинутым чашкам : - Лехаим, Никодим Пантелеймонович !

Никодим Пантелеймонович, согласно кивая : - Ну, как говорится, шоб Башня Давида стояла и шекели были !

Аутентичное иудейское чаепитие дополняется тарелкой с солёными огурчиками и коллективным перекуром. Некоторое время мужчины степенно молчат, прислушиваясь к ощущениям в пищеводе.

Барух Иванов, туша сигарету в пепельнице из пивной банки : - Итак, Никодим Пантелеймонович, приступим, помолясь. Тема нашей сегодняшней передачи – «Как нам обустроить Израиль». Вот очень хотелось бы услышать ваше авторитетное мнение на этот счёт.

Никодим Пантелеймонович, прикуривая вторую сигарету от первой : - Всё плохо, господа, всё очень-очень плохо ! 

Натан Сидоров, доставая из-под стола новый заварной чайничек : - Ну, это спорное утверждение, знаете ли. И многие с ним не согласятся. В стране идут процессы преобразования, проводятся реформы, строятся новые синагоги и кибуцы …

Никодим Пантелеймонович, свирепея : - Не делайте мне смешно, молодой человек ! Какие преобразования, какие реформы, какие, в тухес, синагоги с кибуцами ?! Кто вам рассказал за такую возмутительную чушь, прокнессетовские подпевалы или проплаченные тролли с ботоферм под Эйлатом ?! Или лично личный массажист Нетаньяху вам наговорил этих лживых глупостей ?! Как там его, Пригожман, Пригожинд ?

Барух Иванов, набычиваясь : - Обидные нам такие ваши слова, Никодим Пантелеймонович ! Мы, как и вы, нерушимо стоим на позициях за демократию и либеральный рынок ! Шоб вы в старости по ним так быстро бегали, как мы в молодости на них твёрдо стоим !  

Натан Сидоров, примирительно : - Ну, за убеждения !

Приняв перорально очередную порцию традиционного иудейского напитка и похрустев огурчиками, собеседники немного снижают градус дискуссии. 

Никодим Пантелеймонович, снисходительно : - Вы, молодой человек, таки используйте свою светлую голову для подумать, шо и кому вы говорите, а не только для пейсы поносить. Кибуцы они строят, как же ! Наши и ваши шекели они воруют, вот что я вам скажу ! А этот их «Железный Купол», а ?! Вместо шоб раздать скромных дивидендов нашим пенсионерам в моём, например, лице, они купола себе трёхэтажные строят с бассейнами !

Барух Иванов, задумчиво : - Ну, не преувеличивайте уж так, уважаемый. «Железный Купол» - он ведь нас и вас защищает …

Никодим Пантелеймонович, излучая сарказм во все стороны света : - Та вы шо ?! А от кого, а ? Вот конкретно я конкретно вас спрашиваю – от кого ? Шо, опять будете мне тут затирать сказок бабушки Песи об страшных террористах и злых арабах с ракетами ?!

Натан Сидоров, доставая из тумбочки тарелку с порезанным ломтиками салом и бородинским хлебом : - Ну хотя бы и да, об их. Я не знаю, но очень уважаю вашу бабушку Песю, шоб она ещё сто лет была здорова. Но таки мне бабушка Фира рассказывала тех же самых сказок. И шо, нам теперь плюнуть и растереть на мнение таких умных женщин ?

Никодим Пантелеймонович, выкручивая излучатель сарказма на производственную мощность : - Ну шо вы, мы и вы будем им старательно верить ! Я таки взаимно сильно уважаю вашу незнакомую мне бабушку Фиру, но наши бабушки стали безвинной жертвы пропаганды. Про-па-ган-ды, молодой человек, запишите себе это слово на том, на чём вы себе умные слова записываете ! Молох пропаганды, оболванивший наших бабушек и чьих-то дедушек, он же …

Барух Иванов, вполголоса : - Вы салом-то не побрезгуйте. Жена племянника Фимы с Конотопа солила, не сало, а чистый цимес с мёдом !

Никодим Пантелеймонович, тоже вполголоса : - На сухую не закусываю – Тора не велит.

Натан Сидоров, уловив тонкий намёк : - Ну, за наших и ваших бабушек и дедушек !

Опустевший заварной чайничек исчезает под столом, уступая место своему коллеге. Собеседники занюхивают чай бородинским хлебом и заедают конотопским салом.

Никодим Пантелеймонович, переведя дух : - Несчастные они были люди, а кто-то и есть до сих пор ! Столько годов – всем котам под хвост … хотя, так тем шерстяным паразитам и надо ! Это я об том, шо жизнь под железной пятой авторитаризма, в насквозь пропитанном милитаризмом и ксенофобией обществе, в плену замшелых скреп религиозных предрассудков …

Барух Иванов, с некоторым вызовом в голосе : - Это вы сейчас об чём, об Израиле ?

Никодим Пантелеймонович, язвительно : - Нет, мля, об Гваделупе ! Ну шо вы как не родной, прям не либеральный единомышленник, а поц какой-то ура-патриотический ?! Вы ещё гимнов мне тут национальных запойте и «СекторГазаНаш» покричите три разы !

Натан Сидоров, упустив иронию из виду : - Ну, за Секто …

Никодим Пантелеймонович, запальчиво и со всей страстью : - Нет, вот за это я чай пить не стану, понятно ?! И даже не наливайте … ну твою же мамеле … ладно, только из уважения к вам и к продукту …

Барух Иванов, жуя сало : - Непонятная мне здесь ваша позиция. А шо ? Таки да, Сектор Газа наш и есть …

Никодим Пантелеймонович, жуя бородинский хлеб : - Нет, не наш ! Не наш, слышите ! Он па-лес-тин-ский ! Запишите себе это слово рядом с первым и учите с дитями на ночь. Референдум, шо проведён под дулами автоматов и ракетов …

Натан Сидоров, недоумённо : - Какой это ? Не было же никакого референдума …

Никодим Пантелеймонович, с торжеством в голосе : - Ну вот ! Ну вот же ! И вы ещё будете и дальше спорить за мою несомненную для всех правоту ?! Кстати, а ещё чай есть ? А то шо-то в горле пересохло от вашей политической близорукости. 

Натан Сидоров долго шерудит рукой под столом, но ничего не находит. Осознав под требовательными взглядами коллег свои упущения, он ненадолго покидает студию. Возвращается в которую уже с новым заварным чайничком, четвёртым по общему счету..

Никодим Пантелеймонович, недовольно и вполголоса : - Отправь дурака за бутылкой, так он одну и принесёт. Молодой человек, у вас шо, помимо политической близорукости ещё и ручной артрит развился ? В правой носить можем, а левая для шарману висит ?

Натан Сидоров, несколько неприязненно : - На всех экспертов чаю не напасёшься, со своим приходить надо.

Он разливает напиток по с готовностью подставленным чашкам, причём на сей раз Никодиму Пантелеймоновичу наливает половину, отчётливо слышна его ехидная реплика «Прокурор добавит !».

Никодим Пантелеймонович, испепеляя собуты… пардон, собеседника горящим взглядом : - Вот ! Вот ! Вот она ваша истинная натура, молодой человек ! «Прокурор добавит», ага ! Какой типичный ответ для представителя этого народа !

Барух Иванов, щурясь : - Это вы на шо такое сейчас поднамекнули ?

Никодим Пантелеймонович, щурясь в ответ : - На Папу Римского, мля ! Конечно же, на Гулаги, где миллионы … да что там миллионы … миллиарды жертв были репрессированы, расстреляны и замучены людЯми с фамилиями Рапопорт, Эдельман, Бухбанд, Вейншток, Якубсон, Лехтман, Рейхман, Розенцвейг и, страшно сказать, Перельмутер ! Они, по вашему, кто, узбеки ?!

Натан Сидоров, невпопад : - А у Фимы Шпихеля из нашей синагоги мама как раз по папе узбечка …

Никодим Пантелеймонович, сатанея : - Хренечка ! А человеконенавистнический большевизм, все эти Троцкие, Свердловы, Кагановичи и Радеки – они тоже узбечки, да ?! 

Барух Иванов, примирительно : - Ну, за дружбу народов !

Никодим Пантелеймонович, занюхивая чай кулаком : - За поражение мирового сионизма ! Сала нет больше, да ? За покаяние нашего народа во всех грехах перед нашими многочисленными жертвами ! 

Натан Сидорович, икая : - Простите нас, палестинцы !

Никодим Пантелеймонович, додавливая собеседника авторитетом и голосом : - Да, простите нас, палестинцы, за аннексию Сектора Газа ! Простите нас, иранцы, за теракты на ядерных объектах ! Простите нас, негры, за Вест-Индскую компанию ! Простите нас, индейцы, за остров Манхэттан ! Простите нас, филистимляне, за Иисуса Навина и запрещённые методы ведения боевых действий ! 

Барух Иванов, сокрушённо кивая : - Боже, как стыдно быть иудеем …

На этой высокой ноте передача обрывается. Операторы, не сойдясь во мнениях насчёт увиденного, азартно бьют друг другу морды. В соседней комнате рекламодатели толпой бьют ногами продюсера. А допивающие четвёртый чайник участники дискуссии вразнобой воют «Чёрный ворон, что ж ты вьёшься над моею головой». Старательнее всех выводит рулады, конечно же, Никодим Пантелеймонович Шнеерзон, то и дело заправляя обратно вываливающийся на грудь православный крестик …

А закончить повествование рыдакция хочет пестней. И танцем. И чаем, да.

             


Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.