andvaryfury

Category:

Свадьба в Левиафановке

Вечер в хату, бродяги. Фарту, масти, АУЕ ... уууупссс, не та дверь ... Гранту, власти, ВЩР ... во, теперь правильно. Итак, дорогие коллеги по опасному правозащитному бизнесу, наша и Ваша рыдакция приветствует Вас и даже машет рукой. Левой, если для кого-то этот вопрос принципиален. За отдельную плату готова помахать и правой, но об этом позже. Сейчас же рыдакция предлагает Вам немного пофантазировать. Например, на тему киноэкспериментов. Таких, как широко известный в узких кругах шыдевр "Капитуляция", где показано, как выглядела бы кинофильма "17 мгновений весны", снимай её Сергей Урсуляк. Нет, ну столько, конечно, рыдакция не выпьет (хотя попытаться-то можно), но вот как выглядела бы "Свадьба в Малиновке", снимай её Андрей Звягинцев, она вполне себе представляет.

Итак, краткий (но не так, шоб уж совсем) сценарий потенциального кроссовера. Или блокбастера, но это уже как пойдёт.

Сцена 1. 

Таёжная глушь среднерусской тундры, посёлок городского типа "Левиафановка". Тоска, безнадёга и запустение. Заколоченные окна, развалившиеся дома, заблёванные подворотни и, как символ всей этой разрухи и деградации, огромный портрет Сталина на здании горисполкома. Ладно, ладно, не надо так громко возмущаться - пускай будет портрет Ленина на здании сельсовета. В котором заседает насквозь коррумпированное правление колхоза имени Инессы Арманд. Половину кадра занимает отталкивающая и необъятная рожа деда Нечипора, губернатора Левиафановки и отпетого коррупционера. Вторую половину занимают не менее отталкивающие рожи прочих провластных кровопийц, жирующих за счёт простого народа. Естественно, на одной стене висит портрет Ленина, на другой висит кроваво-красное знамя мирового мать-его-пролетариата, а за окном висит тело местного оппозиционного журналиста, вокруг которого водят хороводы грязные и оборванные дети местных люмпенов. Даже неискушённому зрителю становится понятно, что всё очень-очень плохо и так жить нельзя. 

"У вас бывают мигрени? - У нас никого не бывает. Одна только скука." - из диалога на городском форуме Левиафановки.

Сцена 2.

Со стороны соседней Шмаровки в Левиафановку входят стройными рядами белогривые лошадки. Ясен пень, идут они не порожняком, а везут на себе отряд борцов за самостийну Левиафанию. Борцы подтянуты, суровы и все, как один, красиволицы. Половина, правда, изрядно картавит, но то такэ. У многих налицо (и на лице) наблюдаются дефекты зрения, но то тоже такэ. Их предводитель, пан-атаман Грицман Таврический угрожающе надвигается на здание сельсовета. Он требует от засевших в здании коррупционеров выйти и немедленно сложить с себя полномочия, а дед Нечипор в ответ требует откат. Стороны вступают в непростые переговоры с применением нагайки. Доведя с её помощью до старого партократа свою гражданскую позицию, пан-атаман Грицман Таврический поднимает над сельсоветом флаг самостийной Левиафании и торжественно обещает набежавшему на шум быдлу электорату честные и прозрачные демократические выборы. Ну и агитирует заодно за партию "За Свободную Личность", демонстрируя избирателям свою платформу в виде четырёх пулемётов. Электорат обещает подумать и расходится по норам, жрать сивуху и прозябать.

"Как же можно без программы? Я же атаман идейный. И все мои ребята, как один, стоят за свободную личность." - из выступления пана-атамана перед избирателями.

Сцена 3. 

На экране в полный рост вырисовывается эротическая сцена. Старший менеджер по выпасу парнокопытных Андрейка путём распевания унылых песен и растанцовывания не менее унылых танцев склоняет к сожительству местную селебрити Яринку. Та, правда, склоняется к сожительству весьма неохотно и требует твёрдых финансовых гарантий, а то и обязательств в виде кольца, но менеджер Андрейка прибегает к аргументу в виде бутылки портвяшка, и дело, вроде как, движется к консенсусу. Вот только перейти от эротики к полноценной порнографии молодые люди не успевают - зоркий на оба глаза Андрейка замечает, что в Левиафановке творится неладное, а гуси кричат особенно тревожно. Можно даже сказать, жалобно. Пообещав возлюбленной стопудово узаконить отношения в первом же ЗАГСе и заняв у неё денег на проезд, он мчится на своей коняшке во весь опор.

"Женщина я или не женщина?! - Не разобрал." - фрагмент объяснения Яринки с Андрейкой.

Сцена 4. 

Село Весь Опор, куда примчался Андрейка, занято красноордынскими войсками. Серая масса извергов в будёновках коротает время за реквизициями, репрессиями и массовыми расстрелами. Глав-изверг, он же комэск Назар Дума, как раз заканчивает массово расстреливать местного успешного предпринимателя. С трудом пробившись к комэску через грязь и развалины, из которых, собственно, и состоит всё село, Андрейка сразу же начинает кляузничать и наговаривать на зарождающуюся по соседству молодую демократию. Нехотя (и только за солидный откат) оторвавшись от своего занятия, Назар Дума пьёт водку и выслушивает неприятные новости. Весь этот левый гемор он в гробу видал, но областное начальство однозначно спросит с него за показатели по региону, так что оторвать задницу от кресла (а на коне он сидит именно в кресле) всё-таки придётся. Дав команду рядовым красноордынцам приступить к тренировочным стрельбам и танцам, комэск берёт бутыль мутного самогона и идёт в баню, составлять план и предаваться разврату с секретаршей. Как говорится, шоб два раза не вставать.

"Чует мое сердце, что мы накануне грандиозного шухера..." - из докладной Назара Думы вышестоящему руководству.

Сцена 5.

Окраина Левиафановки, по которой, горланя ура-патриотические песни, по колено в грязи и по локоть в ватнике бредёт дезертир Яшка по кличке Артиллерист. На звуки этой похабени слетаются вороны и начальница местного ЖЭКа Комариха, с вилами и ксивой наперевес. На всякий случай оштрафовав Яшку за бредение по грязи в неположенном месте, она предлагает ему пост своего заместителя и предаться разврату. Естественно, за солидный откат. В смысле, пост за откат, а предавание разврату уже чисто как бонус. Пораскинув куцым умишком, Яшка с готовностью вовлекается в коррупционную схему и отправляется вместе с Комарихой знакомиться с коллективом ЖЭКа. Ну, и жировать на народные деньги, куда уж без этого. 

"Иди к нам в банду. Я тебе устрою про-те-же." - отрывок из собеседования Яшки у Комарихи.

Сцена 6. 

Противоположная окраина Левиафановки, небольшое арт-пространство за сараем, где музицирует ртом главбух отряда борцов по фамилии Попандопуло. Помузицировав пару-тройку минут, он наносит неофициальный местному индивидуальному предпринимателю Балясному, которого маузером агитирует за демократию и либеральный рынок. Внезапно, Балясный оказывается не только эффективным собственником, но и ближайшим родственником пана-атамана Грицмана Таврического по отцовской линии. С готовностью поддержав молодую партию безвозмездным грантом, собственным пиджаком и добрым матерным словом, Балясный с готовностью включается в предвыборную кампанию в роли координатора избирательного штаба. 

"У пана атамана нема золотого запасу и хлопцы начинают разбегаться в разные стороны. Если так пойдет дальше, я тоже разбегусь в разные стороны." - из открытого обращения главбуха Попандопуло к потенциальным спонсорам и грантодателям.

Сцена 7. 

Пан-атаман Грицман железной рукой искореняет коррупцию в Левиафановке в свою пользу. Внедряя передовые идеи приватизации частного и государственного сектора, он насаждает среди забитых и отсталых жителей демократические принципы и европейские ценности. Одну из ценностей он активно старается насадить среди отдельно взятой Яринки, но закосневшая в своей скрепности селянка согласна на насаждение только после свадьбы. Причём, с Андрейкой, что, понятное дело, мало радует пана-атамана с его прогрессивными взглядами на социальную ответственность. Впрочем, грядущий грант то ли от капитана Врунгеля, то ли от барона Врангеля заставляет Яринку посмотреть на Грицмана новыми глазами. Тем более, что старые после разъяснительной работы пана-атамана всё ещё очень плохо открываются. В общем, назначается дата свадьбы, рассылаются пригласительные открытки, проводится кастинг на роль подружек невесты и кентов жениха. А дозорный отряд в лице главбуха Попандопуло дожидается на околице то ли штабс-капитана Чечеля, то ли штабс-генерала Каппеля. Короче, кто первый придёт.

"...а то я тебе оторву голову и скажу, шо так и було!" - из любовной переписьки Грицмана и Яринки.

Сцена 8. 

Село Весь Опор, ставка красноордынского коннопешего отряда. Комэск Назар Дума проводит очную ставку штабс-капитана Чечеля (а может и штабс-генерала Каппеля, хрен его знает) с паяльником. Ясен пень, паяльник оказывается сильнее, так что изувер в папахе с могендавидом со звездой овладевает ... эээ ... завладевает штабс-капитаньими тайнами (а может и штабс-генеральими, ясности в этом деле по-прежнему не просматривается). Замахнув стакан бояры и отправив пленника бандеролью в ближайшее отделение НКВД на экспертизу, Назар Дума переодевается в белогвардейское исподнее, закидывает на плечо баян для конспирации и отправляется в путь. 

"Снимай лапсердак. Поносил - дай другому поносить." - из протокола допроса штабс-капитана Чечеля. Или штабс-генерала Каппеля, эксперты всё ещё не уверены.

Сцена 9. 

Развалины в промзоне на окраине Левиафановки. Дозорный отряд в лице главбуха Попандопуло встречает связной отряд в лице комэска Назара Думы, позиционирующего себя как женщину баяниста. После недолгого прослушивания (и, ясен пень, за откат) главбух нанимает диверсанта в бременские свадебные музыканты. В каковой роли и презентует его пану-атаману Грицману. Бдительный и наблюдательный пан-атаман поначалу не верит диверсанту - будёновка на голове, красный флаг за спиной и татуировка "КПСС" на пальцах таки реально вызывают сомнения. Но Назар Дума демонстрирует белогвардейское исподнее с аксельбантами и эполетами, плюс спрятанные в баяне талоны на усиленное грантование. Простодушный пан-атаман принимает всё за чистую монету. И его трудно за это винить - за чистую монету мы и вы тоже примем всё, включая иудаизм. Примем-примем, не надо так мотать головой и делать честные глаза.

"Нажми на клавиши, продай талант!" - из материалов уголовного дела по факту коррупции в Левиафановском шоу-бизнесе.

Сцена 10. 

Торгово-развлекательный центр посреди Левиафановки, выстроенный на народные деньги на народной же земле. Любимое место отдыха партаппаратчиков и бюрократов. Когда-то здесь стояла мастерская по нанесению принтов на портянки и лапти, но дед Нечипор за откат решил, что какой-то сраный ТРЦ народу нужнее. Ну да не суть, пёс с ним. В данный момент важнее свадьба Яринки с паном-атаманом, настаивающим на немедленном погашении всех супружеских долгов - предвыборная кампания в самом разгаре, так что потом не до всякой ерунды будет. Не понимающая своего счастья Яринка утверждает, что гасить долги будет только с Андрейкой (да и то не факт), а Назар Дума внезапно узнает в ней свою дочь. Ясен пень, за откат. И намекает пану-атаману, что за двойной откат готов дочь разузнать обратно. Нерушимо стоящий на позициях полной прозрачности и легальности бизнеса пан-атаман с гневом отвергает его предложение. Само-собой, завязывается гевальт с поножовщиной. Отстаивающих либеральные ценности и мешок с грантами борцов справа атакуют орды красноордынцев, а слева - насквозь коррумпированный Яшкой-Артиллеристом женский коллектив местного ЖЭКа. 

"Трубка 15, прицел 120, батарея огонь!.. Бац-бац... и мимо!" - из радио-перехвата во время битвы при Левиафановке.

Сцена 11. 

Предчувствуя скорый крах евроатлантического курса, главбух Попандопуло проводит открытый тендер среди единомышленников. Справедливо разделив в свою пользу совместно нажитое отрядом имущество, главбух устремляется в творческую эмиграцию. Но попадает в руки жаждущих свежей порции крови работниц ЖЭКа. Играет страшная музыка.

Цвет купечества в лице Балясного тоже устремляется в эмиграцию, только в финансовую. И тоже попадает в руки, только к налоговикам. Играет тревожная музыка.

Пан-атаман бесстрашно отмахивается рессорой от трактора от наседающих с пяти сторон красноордынцев. Пару-тройку тыщ ему удаётся уработать, но врагов попросту слишком много, имя им - иностранный Легион. Герой, пронзённый ментовской дубинкой, погибает, но не сдаётся. Точнее, не сдаётся, но погибает. Играет траурная музыка.

На развалинах демократии в целом и Левиафановки в частности проходит бракосочетание Яринки с Андрейкой, которых благословляет Назар Дума и прибывший по такому случаю из столицы Калинин. Жить молодые будут недолго и несчастливо. Потому что иначе в ЭтойСтране жить нельзя. Играет имперский свадебный марш.

"Опять власть переменилась!" - Послание Павла к коринфянам. Обращение Нечипора к левиафанянам.


А в заключение рыдакция хочет сказать, что не хочет в заключение. Посему и просит читателей не показывать данный текст г-ну Звягинцеву, во избежание судебных исков и обвинений в плагиате. А то знаем я\мы этого сутягу ...   


Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.